June 8th, 2019

promo vitaminka2012k february 16, 16:23 75
Buy for 30 tokens
24-летняя Селин Сентино из Швейцарии решила кардинально преобразиться. Изменить внешность она захотела после постоянных издевательств со стороны сверстников в школе. Критике поддавался размер бюста, а вернее его отсутствие. Также одноклассники считали Селин уродливой и толстой. Неоднократно…

Ржака

reposted by vitaminka2012k
Девочку шести лет приводят в школу. На собеседовании её спрашивают, сколько она знает времен года. Девочка на минутку задумывается — и уверенно говорит:
— Шесть!
Директор тактично ей намекает:
— А если подумать? Ну, подумай…
Девочка снова на мгновение зависает — и говорит:
— Честное слово, больше не помню... Шесть!
Директор выразительно смотрит на побагровевшую мамашу девочки, покашливает и отправляет их на минуточку в коридор.
Там мама возмущенно спрашивает дочку :
— Ну, Лена, и что это было?!
— Мама, мама, — со слезами на глазах отвечает дочка, — я и правда не помню больше никаких «Времен года», кроме Вивальди, Гайдна, Пьяццола, Лусье, Чайковского и Глазунова!
Мама:
— Лена! А Десятников, а Кейдж!?

Первые паровозы

reposted by vitaminka2012k
Идеи заменить относительно медленных, слабых, прожорливых и болеющих лошадей на что-нибудь более совершенное рождались неоднократно. В восемнадцатом веке даже стало понятно, что именно может заменить животных на транспорте – паровая машина. Сразу в нескольких странах талантливые механики смогли соорудить самодвижущиеся повозки, приводимые в движение паровым двигателем.
Наиболее удачным образцом стала трехколесная машина англичанина Уильяма Мёрдока, придуманная в 1784 году. Это чудо техники развивало на твердой дороге скорость до 14 километров в час, но дальше опытов дело не пошло. Причем дело было не только в технических сложностях, но и в том, что британское духовенство посчитало изобретение богопротивным и чуть ли не сатанинским. В итоге Мёрдоку настоятельно порекомендовали заняться чем-то более спокойным. Во избежание осложнений механик не стал развивать свои идеи парового транспорта, благо у него и других дел хватало.
Зато идею творчески развил ученик Мёрдока по имени Ричард Тревитик, который не просто по примеру наставника спроектировал собственный трактор, но и довел его до практического воплощения в 1801 году, а затем выдвинул революционную идею, перевернувшую все представления о транспорте. Поскольку обычные дороги были слишком неровны, англичанин предложил для своей машины сделать идеально ровную магистраль из двух металлических рельсов.
Так родился паровоз. За первое десятилетие девятнадцатого века талантливый англичанин создал несколько локальных железных дорог для крупных промышленных компаний и спроектировал для них несколько моделей паровозов. Правда не все из них вышли удачными, но в целом почин паровому движению был положен.
Паровоз Тревитика Pen-y-Darren

Лучшим из творений Ричарда Тревитика стал паровоз получивший собственное название «Catch Me Who Can» («Поймай меня, кто сможет»), развивавший скорость до 30 км./ч. Чтобы привлечь инвесторов, Тревитик построил за свой счет аттракцион в виде кольцевой железной дороги по которой катал желающих или устраивал гонки «паровоз против лошадей». К несчастью для механика его коммерческие таланты оказались посредственными, он не сумел найти заказчиков и разорился.
Паровоз Тревитика и кольцевая дорога-аттракцион для его демонстрации

Зато его пример вдохновил Джорджа Стефенсона, который принялся проектировать паровозы для шахт и рудников. Не сразу, но он добился того, что машины стали способны полностью заменить лошадей при перевозке вагонеток с углем и рудой.
В 1820 году Стефенсон построил первую в мире дорогу от угольной шахты Хэттон до города Сандерленда, на которой не использовалась мускульная сила животных. Спустя пять лет он же построил 40-километровую железную дорогу Стоктон-Дарлингтон, предназначенную для перевозки угля с угольных шахт в порт Стоктон, где он перегружался на морские корабли. Обслуживали ее паровозы оригинальной конструкции, получившие название «Locomotion» («Движение»). Именно с тех пор слово локомотив вошло в наш обиход в значении двигающиеся по рельсам тяговые транспортные средства. Кроме товарных вагонов в составе курсирующих поездов был открытый пассажирский вагон, так что эта дорога стала не только самой длинной железной дорогой в мире, но и первой пассажирской дорогой.
Locomotion № 1. современная реплика
Локомотив № 1

Позитивный опыт эксплуатации этой дороги привел к тому, что железнодорожный транспорт стал рассматриваться не как экзотика, а как реальная альтернатива гужевому. Сразу несколько фирм принялись за проектирование паровозов.
Сказать, что шествие паровозов по миру было легким нельзя. Против новинки выступали священники, видевшие в самобеглых машинах козни дьявола, крестьяне, опасавшиеся что грохочущие монстры испортят землю и вызовут болезни у скота, и даже ученые. Например, Баварский королевского медицинский совет в 1837 году выдал такое заключение: «Строительство железных дорог нанесло бы ущерб общественному здоровью. Совершенно очевидно, что быстрое движение (со скоростью 41 км/час) должно вызвать у пассажиров заболевание мозга, своего рода буйное помешательство. Поскольку очевидно также, что найдутся люди, которых эта ужасная опасность не страшит, государство обязано защитить, по крайней мере, хотя бы зрителей, ибо вид быстро мчащейся паровой машины может вызвать подобное заболевание и у них». Одна английская газета предостерегала: «Паровозы помешают коровам пастись, а курам нести яйца. Соседние с дорогой деревни сгорят, а содержатели придорожных трактиров и гостиниц разорятся».
Однако внедрение паровозов сулило изрядную прибыль и все больше коммерсантов находили идею железных дорог перспективной.
В 1829 году в Англии прошло испытание локомотивов, созданных пятью различными частными компаниями, победителем которых стал паровоз конструкции Стефенсона под названием «Ракета».
Это было не просто развлечение публики, собравшейся посмотреть на гонки стальных монстров, а серьезное событие – выбор лучшего паровоза для эксплуатации на новой железной дороге Ливерпуль-Манчестер, запуск которой планировался в следующем году. Эта дорога длиной в 56 километров связала промышленный город Манчестер с морским портом в Ливерпуле.
Эта дорога стала необычайно успешным с коммерческой точки зрения предприятием, и породила начало «паровозного бума», вскоре охватившего весь мир.
Так началась эра пара и стали.